Tags: госзакупки

Чиновник Ахполов - манипуляции с госзаказами

24_1
Сегодня российский рынок IT-компаний очень небольшой, все друг друга знают, все когда-то сотрудничали. Поэтому появление новой компании Iconic Mobile не осталось незамеченным. Ее «двигателем» и «рекламным лицом» стал 25-летний Алексей Поспехов, ранее основавший малоизвестную фирму «Айпадайзер». Если последняя на рынке IT-услуг особого успеха не добиласьЮ то «Iconic Mobile» сразу стала пользоваться популярностью почему-то у госструктур. Причем, прежние поставщики мобильных приложений для различных российских государственных ведомств неожиданно стали лишаться выгодных контратов. Компании уличали в финансовой нечистоплотности, и на них находился компромат у Фонда борьбы с коррупцией и «Роспила».

Такая странная картина передела рынка компьютерных приложений становится понятной, если разобраться в учредителях «Iconic Mobile». Реальным владельцем и членом совета директоров компании является Сергей Гречишкин — бизнесмен, проживающий в Лондоне, который известен как официальный спонсор оппозиции и проектов Алексея Навального— Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) и «Роспила». Гречишкин также является деловым партнером экс-советника министра финансов Отари Маргания и начальника административного департамента Минфина Александра Ахполова.

Тогда все становится ясным и прозрачным. Сначала ФБК и «Роспил» инициируют коррупционные расследования при заключении контрактов на поставку программного обеспечения госструктурам. Затем на место якобы выявленных «коррупционных» фирм приходит «Iconic Mobile». Систему получения госконтрактов для нее организуют Маргания и Ахполов, который даже не скрывает, что за время работы в Минфине стал владельцем недвижимости стоимостью более 5 млн. долларов США.

Настоящий владелец «Iconic Mobile» Сергей Гречишкин в России появляться не может, поскольку сильно «наследил» на Родине. Он являлся вице-президентом банка «КИТ-финанс», в котором образовалась огромная финансовая «дыра» и на спасение которого государство пустило 135 млрд. рублей. После этого Гречишкин подался в Лондон, где стал официальным спонсором ФБК Навального. Сергей также организовывал в Лондоне митинги «За честные выборы», выступал в западных СМИ с резкой критикой президента РФ Путина и российских властей. С такой репутацией было бы странно рассчитывать на успешный бизнес в России.

Ахполов проработавший 15 лет в Минфине, очевидно, считает, что его личные связи настолько велики, что можно совсем ничего не опасаться. Еще бы – родившись в в городе Ардон Северо-Осетинской АССР, Ахполов в 1983 году окончил экономический факультет Ленинградского университета вместе со своим лучшим другом Отаром Маргания и будущим министром финансов Алексеем Кудриным. В 1994 году Александр Алиханович поступил на работу в администрацию самоуправления Ардонского района и с тех пор его карьера пошла вверх. Постепенно он дослужился до руководителя республиканского управления по налогам и сборам, а с этой должности в 2001 году пришел в кресло главы департамента Минфина РФ.

Не проработав и двух лет в Москве, Ахполов стал обладателем имения на Рублевке. В июне 2003 года вечный чиновник приобрел три участка земли (12 соток, 6 соток и 2 сотки) в деревне Бузаево Одинцовского района. Эта деревня практически примыкает к элитному поселку Горки-2. Стоимость сотки земли в Бузаево в те времена составляла порядка 40 тыс. долларов. Несложно подсчитать, что покупка 20 соток должна была обойтись чиновнику в 800 тыс. «зеленых». Получается, что скромный глава департамента, всю свою жизнь проработавший чиновником, за время службы в Минфине стал владельцем недвижимости, которая стоит минимум 5 млн. долл. При этом речь идет только об активах, которые Ахполов официально зарегистрировал на свое имя. А сколько он еще не записал на себя, это уже отдельная история.

Почему Ахполов не боится официально быть очень богатым человеком, «пилить» средства госкомпании «АЛРОСА» и организовывать финансовые потоки для спонсоров оппозиции? Просто он уверен в том, что, благодаря сокурсникам по экономическому факультету питерского вуза, вошел в касту «неприкасаемых». Ошибается Ахполов или нет — покажет время. Пока же над чиновником все больше «сгущаются тучи».

Госзакупки - не родственное дело

goszakupki-2-2
Борьба с коррупцией на государственном уровне становится похожей на запутанный детектив. Теперь законодатели предлагают отстранить от госзакупок родственников чиновников и аффилированные с ними компании. Как это будет выглядеть в реальности, представить очень трудно. Кого считать «родственником» и как проследить его участие в той или иной фирме?

Депутаты Госдумы подготовили проект закона о внесении изменений в ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд". Парламентарии предлагают внести в ст. 31 "Требования к участникам закупки" дополнение о необходимости отсутствия конфликта интересов между участником закупки и заказчиком. Инициаторами хитроумных поправок стали, как всегда депутаты от ЛДПР.

Под конфликтом интересов, который должен устранить коррупционную составляющую, подразумевается ситуация, при которой учредитель компании или член ее органа управления является либо 5 лет являлся членом законодательного органа власти или руководителем исполнительной власти субъекта, который проводит конкурс и из бюджета которого выделяются средства на его исполнение.

Согласно предложениям, в госзакупке не может участвовать компания, если её учредитель является также учредителем или управляющим юридического лица - заказчика услуг. Кроме того, не смогут претендовать на участие в муниципальном и государственном тендере компании ближайших родственников членов законодательных органов либо руководителей исполнительной власти. В число родственников входят дети, внуки, супруги, родители, бабушки и дедушки.

Я уверен, что чиновники смогут найти лазейки, чтобы обойти нормы нового законопроекта в случае его принятия. Почти у каждого чиновника есть племянники, двоюродные братья и «дядя в Саратове». Также есть «доверенные лица» и просто зависимые люди, на которых нетрудно зарегистрировать компанию для участия в госзакупках.

Плодить лишние законы для проведения государственных тендеров – это тупиковый вариант. Необходим действенный независимый контроль со стороны общественности и полная прозрачность госзакупок. Возможно, кроме информации на федеральном сайте, нужен отдельный печатный ресурс, охватывающий всю систему госзаказов.

7 миллионов на сайт МВД!

ddf8f3f52a5eb56bef67332db97fac18
Представители МВД заявили, что на апгрейд уже существующего сайта им нужно 7 миллионов рублей. 3 млн. на сайт и еще 4 млн. на создание своего закрытого аналога YouTube, "куда полицейские смогут загружать видеоотчеты об успешно проведенных операциях и другой видеоконтент". При этом, доступа к этому контенту не будет ни у кого, кроме самих полицейских. Схема удобная, ничего не скажешь – деньги потрачены, а проверить как все работает (и работает ли вообще?) – невозможно.

Я не программист, но с созданием сайтов сталкиваться приходилось, и сумма 7 млн. за улучшение уже работающего сайта выглядит нереалистичной. За 7 млн можно сделать 7 сайтов новых, без модернизации. Серьёзный движок, который будет поддерживать все эти онлайн трансляции, всю активность на сайте, стоит не больше пятисот тысяч рублей. Максимум стоимсоть сайта может доходить до трёх миллионов рублей, но, извините, за семь миллионов что там должно происходить, на сайте? Даже с учетом распила, 3 млн. – это максимум!

Вообще, прежде, чем называть сумму, на которую пойдут деньги из бюджета, неплохо бы представителям МВД рассказать поконкретнее, куда, на что и зачем. Модные слова, типа защищенный "облачный сервис" не способствуют доверию со стороны граждан. Хотя, о том, насколько хорошо получился этот закрытый сервис можно будет судить уже после первой утечки информации, которая, несомненно, произойдет.

Что еще вызвало вопрос – зачем расширять список языков, на которые будет переведен сайт МВД? По-моему, для внутригосударственной структуры вполне достаточно версий Rus и Eng. Конечно, если как-то надо обосновать сумму в 7 миллионов, можно много всего придумать.

Но вообще, само заявление не добавляет МВД положительных очков к репутации. Нургалиеву после нескольких подобных заявлений все-таки пришлось уйти.